Наш вечный «Ровесник»

…Когда сотни курян провожали 24 января в последний путь Игоря Владимировича Селиванова, на театральном фасаде бросилась в глаза афиша ближайшего спектакля, вывешенная еще до скорбного известия. «С любимыми не расставайтесь» – эти слова читались словно последняя просьба выдающегося режиссера, адресованная одновременно артистам и публике!

И эта встреча «Ровесника» со зрителем, на которой в зале впервые не было занято кресло худрука, подтвердила: театр выстоит, память об основателе не уронит!

На февральские дни, когда курян собрала пьеса Александра Володина, пришлось столетие со дня рождения драматурга. Это имя не сходит с афиш, те же «Любимые…» идут как минимум на трех подмостках в столице, да и по всей России выясняют отношения многочисленные Кати и Мити. Впрочем, как известно, в программке имя автора, как и исполнителя, даже звездное, само по себе не влечет удачи. Не правда ли, фильм Павла Арсенова скучен, вопреки популярнейшей в то время паре Абдулов – Алферова и еще десятку ярких актерских имен?.. А в постановке Игоря Селиванова-младшего будни N-ского народного суда и других далеко не экзотических мест: питейного заведения, выставленной на размен квартиры, больничной палаты, – стали динамичным, можно сказать, заводным зрелищем. Однако, сколько бы мы ни улыбались репризам горе-мужей Миронова (Александр Сидоров) и Шумилова (Юрий Новоселов), а также бенефису несравненной Елены Поповой в эпизодической, казалось бы, роли «женщины с бревном», переживание трагедии не ослабевает даже в эти смешные моменты. Потому что развод, расставание – это беда, увы, более коварная, чем любое стихийное бедствие. Куда там оледенениям и потопам, астероидам и гуманоидам! Конечно, есть на свете счастливые пары, чьей «любовной лодке» крушение не грозит. Но за их жизнеописание, благостное и бесконфликтное, тюзовцы едва ли когда-нибудь возьмутся. Ведь «Ровесник» за свою более чем полувековую историю был современником и надежным товарищем каждому, кто нуждается в сочувствии, сопереживании. И не имело значения, чем причиняют боль: бейсбольной битой, издевательски расписанной под хохлому (с этим орудием куда увереннее, чем с камерой, обращается фотограф – актер Егор Каратыгин), или стрелами в «детективе каменного века» по тому же Володину, собиравшем курян в ТЮЗе в течение многих сезонов. Впрочем, – и здесь таится драгоценный рецепт «правды, очень сильного лекарства», неизменно упоминаемой на входных билетах, – больнее всего человек делает другому человеку, даже самому близкому, обходясь без всякого оружия: собственным равнодушием, трусостью, эгоизмом… Мите, в исполнении хоть самого Игоря Селиванова-младшего, хоть Олега Воробьева по-мужски привлекательному и не подверженному порокам всевозможных «Мироновых» с «Шумиловыми», ничего не стоит сломать дубовую стену. А заодно и жизнь жены. Хотя и обеим Катям (Наталье Ширяевой и Виктории Носовой) не откажешь в умении тянуть нервы, или не тянуть, а мотать, или не нервы, а жилы, как это правильно называется-то?.. В общем, тем самым пушистым зайчиком, чьи уши забавно выглядывают из середины действия, ни один из супругов вовремя стать не смог. Но лучше поздно, чем никогда, – и взаимное покаяние в психиатрической клинике с последующей режиссерской находкой, слайд-шоу из семейных фотоальбомов способны не только выжать у зрителя слезу (это дело нехитрое), но и помочь ему глубоко задуматься над собственным поведением. А ради подобного потрясения, что с античных времен зовется на театральном языке катарсисом, зрители-куряне, уверен, не расстанутся с полюбившимися героями ни на 20-м представлении этой живой и всегда злободневной пьесы, ни на 120-м.

Автор: Павел РЫЖКОВ

 
2019
Газета «Городские Известия» № 4290 от 02 марта 2019

Оригинал статьи